вторник, 30 июля 2019 г.

Счастье вместо долларов. Почему ВВП выпал из реалий современной экономики



Выступая на Всемирном экономическом форуме в Давосе премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Ардерн, рассказала о первом в мире "бюджете благополучия", над которым работает правительство страны.

"Нам нужно обратить внимание на общественное благополучие нации, а не только на экономическое", - сказала Ардерн, уточнив, что Новая Зеландия теперь видит приоритет в здоровье и благосостоянии своих жителей.

Экономический рост и благосостояние отдельно взятых государств измеряется валовым внутренним продуктом (ВВП). Он стал важнейшим инструментом для экономистов и политиков. Ученый Филипп Лепенис назвал его "самой мощной статистической величиной в истории человечества", а Федеральный резервный банк Сент-Луиса назвал "одним из величайших изобретений 20-го века".

Сейчас ВВП все чаще становится предметом для дискуссий. Почему? Публикуем перевод материала издания World Finance.

В шаге от достижения

ВВП стал настолько привычным параметром в макроэкономике, что многие забыли: это достаточно недавнее изобретение. Разработкой метрики, позволяющей регулярно мониторить экономический рост по заказу правительства США, уже после Великой депрессии занимался экономист Саймон Кузнец – еще до того, как изменения, сделанные британцем Джоном Мейнардом Кейнсом, превратили ВВП в показатель, который мы знаем сегодня.

В независимом обзоре британской экономической статистики, опубликованном в 2016 году, сэр Чарльз Бин написал, что ВВП часто рассматривается как "сводная статистика" на тему "здоровья экономики". То есть показатель часто ассоциируют с богатством и благосостоянием страны, однако он измеряет только доходы.

"Важно отметить, что ВВП… не отражает экономическое неравенство или устойчивость (экологическую, финансовую или иную)", - пишет Бин. По его словам, ВВП часто критикуют за неточность и несовершенство, как макроэкономического показателя, хотя это всего лишь оценка.

Сара Арнольд, старший экономист Фонда новой экономики, говорит, что изначальная функция ВВП заключалась в том, чтобы отображать особенности экономической активности в стране – и уже на основании этого достигать дальнейшего роста. "ВВП стал синонимом национального успеха, а его первоначальное предназначение кажется давно забытым", - полагает Арнольд.

Невзирая на недостатки, о которых говорят Бин и Арнольд, ВВП по-прежнему остается главным, пусть и неточным, показателем процветания страны. Но он не способен передать большинство ценностей, которые создает экономика в современном мире.

ВВП был разработан в эпоху производства, и, как писал в своей книге The Growth Delusion: Wealth, Poverty and the Wellbeing of Nations Дэвид Пиллинг, африканский редактор Financial Times: "[ВВП] неплох для учета производства кирпича, стальных прутков и велосипедов". Однако все его плюсы разбиваются, когда речь идет об экономике услуг – сегменте, на который приходится растущая доля экономик стран с высоким уровнем дохода. "Попробуйте использовать ВВП на стрижках, сеансах психоанализа или загрузках музыки, и показатель становится явно размытым", – пишет Пиллинг.

То, что точность ВВП ограничивается описанием материального производства, хорошо иллюстрирует его способность правильно определять стоимость технологий. В тех случаях, когда инновации облегчают жизнь потребителей, ВВП видит экономический спад. Например, когда у людей появилась возможность бронировать авиабилеты самостоятельно, вместо того, чтобы платить турагентам.

По словам экономического директора Spotify Уилла Пейджа, технологии часто становятся причиной отмирания целых отраслей экономики, которые становятся ненужными. "В конечном результате в экономике – спад, но в благосостоянии – подъем", – говорит Пиллинг.

Многочисленные бесплатные онлайн-сервисы, включая Google, YouTube и Wikipedia, вышли за пределы классической экономической активности, измеряемой ВВП. С точки зрения ВВП, инновации, даже если это означает лучшее качество обслуживания, часто мешают экономическому росту.

Другое уязвимое место метрики – вне рамок ВВП находятся огромные пласты человеческой активности: домашняя работа, уход за больными членами семьи или друзьями, волонтерство. Их влияние на благосостояние огромно, но такая работа не учитывается, просто потому что деньги в этой системе не переходят из рук в руки.

В своем выступлении в 2014 году Эндрю Холдейн, главный экономист Банка Англии, сказал, что экономическая ценность волонтерства может превышать £50 млрд ($63,7 млрд) в год. И без учета влияния такой работы на самих волонтеров: снижение стресса, улучшение физического здоровья, обучение новым навыкам.

Более обширная картина

В 1968 году Роберт Кеннеди, брат президента США Джона Ф. Кеннеди, раскритиковал валовой национальный продукт, аналогичный показателю ВВП, заявив, что он "измеряет все, кроме того, что делает жизнь стоящей". Арнольд полагает, что это наблюдение все еще актуально: "ВВП – это не особо полезный показатель. В какую сторону движется страна с точки зрения экономической активности и как этим управлять? ВВП дает нам не очень много информации об этом", - считает она.

Фонд новой экономики выделил, пять показателей, которые ВВП не принимает во внимание, хотя это могло бы помочь более точно оценить национальный успех: качество работы, благополучие, выбросы углерода, неравенство и физическое здоровье. "Мы знаем, какой должна быть хорошая экономика, которая позволит обществу процветать. Хорошая экономика отвечает основным потребностям каждого; в таком случае люди становятся здоровыми и счастливыми. Это убирает риск возникновения потенциальных долгосрочных проблем, таких как сильное неравенство”, – говорит Арнольд.

Всемирный банк также начал разрабатывать новую метрику экономического роста – "всестороннее благосостояние". Оно учитывает как доходы, так и связанные с этим расходы в ряде областей, обеспечивая более полную картину экономического благосостояния и более устойчивый путь для роста. "Использование ВВП само по себе может дать ложные показания о состоянии экономики. ВВП не отражает истощение активов, идут ли инвестиции и накопление богатства в ногу с ростом населения, или соответствует ли совокупность активов целям развития страны", – говорится в докладе "Изменение благосостояния наций 2018 года" Всемирного банка.

Для ВВП, который не различает хорошее и плохое производство, больше – всегда лучше. "ВВП включает в себя виды деятельности, которые наносят ущерб нашей экономике и обществу, такие как вырубка лесов, добыча полезных ископаемых, чрезмерный вылов рыбы и т. д.", - говорит Арнольд.

Войны и стихийные бедствия, также могут быть благом для ВВП в результате связанного с этим увеличением расходов. С другой стороны, всестороннее благосостояние включает в себя все активы страны, в том числе: произведенный капитал (фабрики и оборудование); природный капитал (леса и ископаемое топливо); человеческий капитал (объем будущих заработков трудоспособного населения); чистые иностранные активы.

Игнорированию ВВП природного капитала уделяется больше внимания в последние годы. Природные активы, такие как леса, рыбное хозяйство и атмосфера, часто рассматриваются как по умолчанию существующие базовые средства. На самом деле, все эти ресурсы истощаются людьми. С 1990-х годов экономисты изучают возможность установления цен на природные ресурсы, чтобы их ценность воспринималась всерьез.

Экономист-эколог Роберт Костанца в 1997 году опубликовал статью под названием The Value of the World’s Ecosystem Services and Natural Capital in Nature, в которой весь природный мир оценивается в $33 триллиона. Хотя исследования Костанцы были весьма спорными, идея учета естественного истощения в условиях экономического роста становится все более распространенной. Как писал Пиллинг: "Если вы не цените денежную стоимость чего-либо, то другие, как правило, не ценят ее вообще".

Цена счастья


Один из примеров альтернативы ВВП, которая набирает популярность в научной среде – Индекс человеческого развития (ИЧР) от ООН, который оценивает граждан страны с точки зрения их здоровья, знаний и уровня жизни. Для этого он отслеживает показатели в таких областях, как ожидаемая продолжительность жизни при рождении, годы обучения и валовой национальный доход на душу населения.

ООН признала, что ее индекс не учитывает такие аспекты, как неравенство, бедность, человеческая безопасность или расширение прав и возможностей. Но с момента начала работы над новой метрикой в 1990 году ООН ввела и другие составные индексы, включая Индекс развития человеческого потенциала с поправкой на неравенство, Индекс гендерного неравенства и Индекс гендерного развития.

В то же время, другие исследования направлены на измерение еще более субъективного качества счастья. Лорд Ричард Лэйард, профессор Лондонской школы экономики, который стал пионером в этой области исследований, считает, что правительство должно больше внимания уделять изучению уровней счастья своих граждан, вместо того, чтобы постоянно гоняться за экономическим ростом.

Артур Граймс, профессор благосостояния и государственной политики в Университете королевы Виктории в Веллингтоне и бывший председатель Резервного банка Новой Зеландии, отметил, что связь между ВВП и счастьем довольно отчетлива: "Очень редко можно найти небогатую страну, которая, в целом, имеет более высокий уровень благосостояния", - говорит он.

Согласно Всемирному докладу о счастье за 2019 год, в пятерку самых счастливых стран мира входят Финляндия, Дания, Норвегия, Исландия и Нидерланды. Между тем, последние позиции занимают Южный Судан, Центральноафриканская Республика, Афганистан, Танзания и Руанда. Граймс рассказал World Finance, что страны с самым высоким рейтингом в списках счастья – это, как правило, богатые государства.

Несмотря на то, что ВВП играет свою роль, другие аспекты, которые способствуют составлению Всемирного доклада о счастье, включают социальную поддержку, ожидаемую продолжительность здоровой жизни, свободу выбора, восприятие коррупции и щедрость.

Эти черты служат источником информации, которая помогает объяснить, почему США и Великобритания – страны которые входят в пятерку самых богатых по ВВП – занимают 15-е и 19-е места в списке по уровню счастья. Кроме того, почему Коста-Рика со своим 70 местом по объему ВВП, заняла 12-е в рейтинге счастья.

"Есть несколько богатых стран, которые не так счастливы, как другие, но они по-прежнему входят в топ-20 по ВВП. То есть этот показатель действительно полезен, потому что он указывает на то, что в таких странах, как США и Великобритания, что-то происходит не так. Им следует быть счастливее, чем они есть", – рассказывает Граймс.

Новозеландский подход

В то время как Великобритания, Франция и Австралия уже давно ведут дискуссию о счастье, бюджет благосостояния Новой Зеландии, обнародованный в мае 2019 года, был признан одной из первых мировых попыток сосредоточиться на этом вопросе.

Бюджет выделил $1,25 млрд для инициатив в области психического здоровья, направленных на решение проблемы самоубийств среди молодежи в Новой Зеландии. Это позволит создать за пять лет универсальную службу охраны психического здоровья, которая будет помогать более чем 300 000 человек.

"Психическое здоровье больше не находится на периферии нашей системы здравоохранения. Это база всего нашего благополучия", - заявил Грант Робертсон, министр финансов Новой Зеландии на мероприятии в честь открытия бюджета.

Что касается психического здоровья, по словам Граймса, бюджет оказался выше ожиданий. Он также помог в таких областях, как насилие в семье и сексуальное насилие. Было объявлено о рекордной сумме в 320 млн новозеландских долларов ($210,6 млн) для борьбы с домашним насилием, еще 1 млрд новозеландских долларов ($656,3 млн) был выделен на помощь уязвимым детям.

Несмотря на позитивные шаги, Граймс раскритиковал отсутствие в бюджете конкретных целей, за исключением борьбы с детской бедностью: "У нас есть несколько новых крупных расходных инициатив, но у них нет соответствующего набора целевых показателей, что затрудняет оценить эффективность программы”.

Бюджетблагосостояния Новой Зеландии не идеален, но это важный шаг на пути к пониманию, что понятие "успеха" не может ориентироваться только на экономический рост. Чтобы точно измерить здоровье и благополучие экономики и изменить наше представление о процветании, необходим ряд надежных показателей. Как сказал Арнольд:"Мы обращаем внимание на то, что мы измеряем. Основные показатели, которые мы публикуем, формируют наше представление о том, что значит быть успешным".

Хотя ВВП дает важную информацию об экономическом положении страны, он далек от общей картины. Политики и бизнес-лидеры, вооруженные более ясным пониманием того, где создается истинная экономическая ценность, смогут увидеть новые пути к успеху.

Источник

REGISTRATION & PARTNERSHIP EuroWoman 2020

REGISTRATION & PARTNERSHIP EuroWoman 2020
International Business Women Forum

BIGBOSS BUSINESS SCHOOL

BIGBOSS BUSINESS SCHOOL
Как открыть бизнес-школу в своем городе?

Популярные статьи