Global Cases by the Center for Systems Science and Engineering (CSSE) at Johns Hopkins University

понедельник, 6 апреля 2020 г.

New York Times: Коронавирус создал собственный вид террора



Коронавирус создал свою форму террора. Он перевернул с ног на голову повседневную жизнь, парализовал экономику и разделил людей. Он порождает страх перед незнакомцем, перед неизвестным и невидимым. Он опустошил улицы, рестораны и кафе. Фактически вирус внедрил глобальную агорафобию. Все авиаперелеты были отменены, а границы закрыты.

Об этом пишет New York Times, добавляя, что коронавирус стал причиной смерти тысяч людей. Он наполняет больницы пострадавшими в темпе военных времен, заставляя врачей занимать оборонительные позиции. Люди ходят в продуктовые магазины в масках и перчатках, словно идут в бой. Для Европы с опытом террористических атак, которые имели аналогичный эффект, нынешнее распространение заразы кажется до боли знакомым. Но коронавирус создал другой тип террора, потому что он невидим, вездесущ и не имеет четкой цели. Его источник - природа, а не человеческие организации. Этот террор воплощается не во имя идеологии. Поэтому реагировать на него придется по-другому.

Издание пишет, что люди с криком бегут от бомбы террористов, а потом собираются на марш солидарности и осуждения. Но после введения карантина из-за нового коронавируса люди выглядывают на свет, как кроты из своих нор.

"Люди боятся терроризма больше, чем садиться за руль", - сказал профессор безопасности Королевского колледжа Лондона Питер Нюманн.

Гораздо больше людей умирают в автомобильных авариях или от травм после падения в ванной, чем от терроризма. Но люди боятся терроризма больше, потому что они не могут его контролировать. Нюманн замечает, хотя терроризм - это, прежде всего, убийство, его суть "в манипуляции нашими идеями и расчетами интересов". Как некогда сказал большевистский лидер Лев Троцкий: "Цель терроризма в том, чтобы терроризировать".

Но терроризм коронавируса страшнее не только потому, что он такой распространенный, но и потому, что он неуязвим ко всем традиционным реакциям, таким как слежка, отряды специального назначения, двойные агенты и убеждение.

"Это не человеческий или идеологический враг. Угрозы и риторика его не впечатляют. Вирус - это нечто, чего мы не знаем, не контролируем, а значит боимся", - сказал Нюманн.

И не зря. Коронавирус убил больше американцев, чем теракты 11 сентября 2001 года. Тогда погибли три тысячи человек. Но от COVID-19 может умереть гораздо больше.

"Существует разница между рукотворными и природными катастрофами", - сказал эксперт по вопросам терроризма и старший научный сотрудник Норвежского учреждения оборонных исследований Томас Хеггхаммер.

"Люди традиционно больше боятся того, что делают другие люди, хоть это и менее вредно", - добавил он, отметив, что в случае с вирусом ситуация другая.

"Он проникает глубже в общество, чем терроризм. Он влияет на отдельных людей значительно масштабнее", - пояснил эксперт.

Однако, бывший советник вице-президента Джо Байдена по вопросам безопасности Джулиан Смит отметила, что в случае с коронавирусом возникает похожее ощущение беспомощности.

"Вы не знаете, когда терроризм или пандемия нанесет удар. Поэтому это влияет на вашу личную жизнь. Из-за террора вы боитесь быть в толпе, на митингах и на спортивных соревнованиях. И то же самое происходит в случае пандемии. Толпы предвещают угрозу", - пояснила она.

Бывший директор по вопросам борьбы с терроризмом в Совета национальной безопасности США Джошуа Гельцер считает, что терроризм страшен частично из-за его случайности.

"Террористы делают ставку на случайность. И с этой точки зрения вирус ведет себя так же. У него есть возможности заставить людей думать: "Я могу быть следующим", - объяснил эксперт.

Но Гельц замечает, что для победы над вирусом нужна другая ментальность.

"Вы видели бомбу на Бостонском марафоне, поэтому сомневаетесь, идти ли на событии в следующем году. Это довольно прямое влияние. Но вирус требует один большой шаг - думать коллективно, чтобы не обременить других, распространяя вирус и не перегрузить систему здравоохранения", - сказал эксперт.

Солидарность тоже нужна другого типа. После терактов 11 сентября президент США Джордж Буш-младший призвал американцев "жить своей жизнью, летать на самолетах, путешествовать и работать". После нападения на редакцию Charlie Hebdo и клуб Bataclan в 2015 году президент Франции Франсуа Олланд сделал то же самое, что привело к возникновению маршей и демонстраций солидарности и осуждения.

Но перед лицом коронавируса, когда так много обществ не готовы столкнуться с ним, солидарность - это не сесть на самолет. Гельц и бывший чиновник Департамента обороны США Керри Кордеро отмечают, что в этот раз "быть солидарным - это сидеть дома". Поэтому для правительств, которые научились призывать своих граждан успокоиться после терактов, теперь должны научиться пугать людей, чтобы они действовали ради общего блага. Вместо мобилизации этот враг требует удаления.

New York Times пишет, что правительствам будет трудно настроить свою систему безопасности так, чтобы она была способна разобраться и с угрозами, которые не реагируют на увеличение оборонных расходов и расширение шпионажа. Нюманн замечает, что долгое время аналитики, которые работали с "мягкими" угрозами, такими как охрана здоровья и климата, считались второстепенными.

"Жесткие люди в обороне смеялись с этого. Но никто не решится на это сейчас. Будут департаменты безопасности здоровья и вирусологи, которых наймет ЦРУ. Наше понимание безопасности изменится", - считает Нюманн.

PARTNERSHIP EuroWoman 2020

PARTNERSHIP EuroWoman 2020
International Business Women Forum

BIGBOSS BUSINESS SCHOOL

BIGBOSS BUSINESS SCHOOL
Как открыть бизнес-школу в своем городе?

Популярные статьи